маг

КОШКИ НЕ ВСЕГДА МОЛЧАТ. Главы из книги. 4-4




СЕРЫЙ ЗАПАХ ТРЕВОГИ

4


Последнее время Улафа что-то тревожило. Хотя, если бы вы увидели этого ребёнка, вряд ли вы решили бы, что его вообще может что-нибудь потревожить. Его отсутствующий вид как бы говорил: мне вообще нет дела до этого мира, шли бы вы все подальше. Никто не знал, в каком насыщенном пространстве на самом деле существует Улаф Тьоре.
Тревожное ощущение началось с запаха. Он маячил на границе сознания, изредка напоминая о себе, но постепенно становился сильнее. Мальчик несколько дней вспоминал, где он раньше мог чувствовать такой запах. И вспомнил: однажды, когда они с родителями были в зоопарке, смотритель показывал, как кормят змей. Он открыл клетку с мышами, и кидал маленьких серых зверьков в террариум, где рептилии наслаждались своей трапезой. Улаф ощутил, как пахнет мышами, ещё когда они сидели в своей клетке. Мыши пока не знали, что их ждёт, и это был запах тревоги. Когда они попадались на глаза змее, запах резко усиливался – это уже был запах страха.
Вот такой серый запах некоторое время назад стал иногда перебивать остальные запахи тканевого мира. С чем это было связано, Улаф не знал. Его «друг» не обращал на запах никакого внимания.
Поразмыслив, мальчик вспомнил, что на мышей охотятся кошки. Несколько этих животных частенько околачивались в окрестностях центра адаптации, где Улле проводил будние дни. Он только задался вопросом, как привлечь внимание кого-нибудь из них, как его «друг» поднял руку Улафа и дёрнул за ближайшую цветную нить. Входившая в игровую комнату Ульрика – одна из воспитательниц, споткнулась на ровном месте, и плюхнулась на четвереньки, вызвав весёлый смех детей. Улле понял принцип. Улучив момент, когда одна из кошек прогуливалась неподалёку, Улаф дёрнул за ведущую к ней нить ярко-жёлтого цвета. Кошка свалилась с забора в кусты и, страшно оскорблённая, ретировалась, не став вступать с мальчиком ни в какие разговоры.
На следующий день Улле приметил большого рыжего котяру, который шёл по своей нити, лениво помахивая хвостом. В этот раз мальчик осторожненько потянул за нить, и кот обратил на него внимание. Улаф показал коту запах. И кот заинтересовался. На следующий день он привёл ещё и худую чёрную кошку – показать ей Улафа. Но коты ничего не ответили мальчику об источнике запаха, и через пару дней куда-то пропали.
В тот день, когда Рике с Улафом попались шайке Валета, серый запах стал преследовать мальчика, как только они вышли из школьных ворот. Улаф пропустил всё самое интересное, пребывая в обычной прострации, но одно он помнил чётко: запах совершенно пропал, когда он оказался радом с картинкой, которая изображала женщину с младенцем. Руки сами потянулись взять её с собой.
С тех пор мальчик всегда помнил про картинку. Рядом с ней никакого запаха никогда не было, и никакой тревоги тоже. Улаф прятал её в карман, выходя из дома. В тот день, когда он впервые про неё забыл, всё и случилось.
Первая волна серого запаха накатила на него на трамвайной остановке, однако Рике быстро втащила брата в трамвай, спасаясь от сумасшедшего. Там запах почти пропал, но возле школы снова усилился. Улле слабо трепыхался, только взволнованная сестра не обратила на него внимания.
В центре адаптации запах тревоги был сильный и устоявшийся. Улаф беспокойно слонялся из угла в угол, приводя воспитателей в замешательство. К концу дня мальчик уже почти привык к запаху, но тут появились кошки.
Глаза Улафа как раз скользили по ближним участкам ткани, когда рыжий кот дёрнул за одну из ведущих к Улле нитей. Он сразу увидел их – кот и его чёрная кошка сидели на соседней улице, наблюдая за мальчиком.
От кота довольно резко пахло – ароматом матёрого уличного зверя. Это и было его кошачье имя – резкий запах. Кошка же пахла чем-то домашним, но не совсем, так пахнет старый нежилой чердак, залитый солнечным светом. И её так и звали – что-то мягкое и тёплое. Улаф ещё не очень разбирался в кошачьем языке.
Кошки могли говорить – не так как люди, по своему, но довольно понятно. Люди не понимали их языка, потому что не могли видеть всего того, что видели звери, а это было важной частью общения.
Они дали понять, что Улаф нужен им. Зачем, спросил мальчик. Пойдём с нами, и мы тебе покажем, ответил кот. Я не могу выйти, дверь заперта. Скользни по нити, ты разве не умеешь, удивилась кошка.
Улаф оглянулся на «друга». Но тот так и остался за левым плечом, недоступный взгляду. Зато сразу понял, чего от него хотят. И показал.
Когда на пару минут в игровой комнате вдруг не оказалось ни одного воспитателя, Улаф уже был готов. Он прошёл в раздевалку и быстро оделся – если ему что-то требовалось, он совсем не был тем погружённым в себя «овощем», которым его привыкли воспринимать. Родители и Рике точно не удержались бы на ногах, увидь они эту картину.
Потом мальчик стал перед дверью, вытянул руки и шагнул вперёд. Сторонний наблюдатель увидел бы, что Улаф исчез – и сразу появился с другой стороны двери центра адаптации. А вот Улаф для себя никуда не исчезал. Он выбрал сплетение тёмно-зелёных нитей, стал на них, и скользнул сквозь дверь.
Это было не то, чтобы неприятно, но как-то неправильно. Мальчик решил, что впредь не станет пользоваться этим способом прохождения сквозь двери, ну, может, только в самом крайнем случае.
Быстро пройдя через школьный двор, Улаф вышел на улицу. Коты не собирались его ждать – их хвосты уже исчезли за углом дома. Мальчик зашагал в ту сторону, разглядывая тканевый мир. Что интересно, кошки в нём выглядели так же, как и в обычном.
Быстрая прогулка вывела их на Пристань.
Что вы мне хотели показать, спросил Улаф.
Смотри, сказала кошка.
Мальчик оглядывался, пытаясь понять, на что указывают коты. Те задрали морды вверх, и было не очень понятно, на что смотреть. Сквозь тканевый мир и его яркие нити слегка просвечивала подкладка световых импульсов, кое-где тусклыми пятнами проступал мир прежний. Не было ничего нового, чего Улаф бы ещё не видел.
Куда же смотреть, переспросил он.
Вверх, раздражённо ответила кошка, дёргая ухом. Смотри вверх.
Улаф тоже задрал голову к небу.
Там мигали импульсы подкладки, цветные нити тянулись сквозь сияющие облака. И было в небесах что-то ещё…
Как на картинке со спрятанным персонажем, которого сначала не видишь, а когда заметил – удивляешься, да вот же он, как я его раньше не замечал? В небе проступали, проявлялись тёмные широкие полосы, не просто полосы – это были целые реки, и мальчик удивился, ведь до этого момента он тоже совершенно их не замечал. Было очень странно – как можно было их не видеть?
Они на глазах наливались чернотой. Текли и струились, совсем, как цветные нити тканевого мира, вот только они были гораздо больше и шире, целые потоки черноты. С разных сторон чёрные реки сливались к городу и извергались на него страшными мрачными водопадами в нескольких местах. Их чёрная масса таяла, не долетая до земли двадцать-тридцать метров, то есть довольно высоко. Обрывки и клочья мрачной субстанции разносило ветром.
Что это, спросил Улаф изумлённо.
Изнанка ткани, хмуро сказал рыжий кот. Теперь ты видишь?
Да, ответил мальчик. Для чего она, зачем?
Такое бывает, когда намечается что-то плохое. Очень плохое, пробурчал кот. Пойдём за нами, мы отведём тебя ещё в одно место.
Куда?
Там ты дождёшься свою сестру, мягко ответила кошка. Иди за нами.
Улаф снова зашагал за зверями, оглядываясь на страшноватую «изнанку».
Они быстро прошли несколько перекрёстков. Никто не обращал внимания на мальчика и двух котов, бегущих вроде бы каждый сам по себе.
С одного из «водопадов» изнанки в трёх-четырёх кварталах от них что-то свалилось вниз. Мальчик не разобрал, что это было. Что-то крупное. А коты вообще не обратили внимания.
Но через несколько секунд они встретились с этим «чем-то» нос к носу.
Сюда, сказала кошка, и они с котом легко перепрыгнули невысокий белый заборчик одного из домов. Дом как дом, такой же, как и все остальные на улице. Пока Улаф шёл к калитке, краем глаза он уловил быстрое движение слева от себя.
Он посмотрел туда и оторопел. По улице, быстро перебирая жучиными лапами по цветным нитям, проносясь сквозь деревья и столбы, к нему неслось нечто ужасное.
Существо, похожее на коричневого червяка с ножками размером с крупную собаку, извивалось, но быстро двигалось прямо к мальчику. Раздался громкий стрёкот. Улаф не понял, чем стрекотал червяк, но тот поднял переднюю часть, и на брюхе у него открылась пасть с десятками шевелящихся жвал. Сомнений не было – мальчик видел тварь, и эта безглазая тварь видела его.
Издав сдавленный крик, Улаф шмыгнул в калитку, которая, к счастью, была не заперта. Он пробежал вдоль белёной стены дома, повернул за угол, и налетел на большие разросшиеся кусты, которыми в изобилии был утыкан задний двор. Мимо него двумя молниями метнулись кошки.
Червяк уже был во дворе, и звери бросились на него с двух сторон. Со стороны показалось бы, что кошки дерутся друг с другом – с визгом, мельканием лап и летящими клочьями шерсти. Но Улаф видел, как не ожидавший нападения червяк машет своими лапами и щёлкает жвалами на кошек. Когти и клыки животных оставляли на коже твари глубокие раны, ошмётки плоти разлетались в стороны и таяли, чёрной субстанцией впитываясь в почву.
Но и тварь не оставалась в долгу, полосуя животных страшными жучиными ногами с крючками на концах. Набравшись храбрости, мальчик схватил ветку, лежавшую на земле, и двинулся к месту драки.
Тварь поняла, что перевес не на её стороне. Добыча, бывшая столь доступной, вдруг обзавелась союзниками, и уже не собиралась сдаваться. Червяк попятился, отступил за угол дома, и задал стрекача. Кошки, выгнув спины, преследовали его до забора.
Что это было, спросил их мальчик.
Мне пора, сказала кошка, пропустив его вопрос мимо ушей. Бьёт В Нос побудет тут с тобой.
И она проскользнула через приоткрытую калитку обратно на улицу.
Улаф обрадовался, что он разобрал имя хотя бы одного из его новых знакомцев.
Что это было, Бьёт В Нос, снова спросил он кота.
Рыжий зверь уселся на садовой дорожке, зализывая царапины. Мальчик сел рядом с ним.
Это существо изнанки, через некоторое время отозвался кот.
Он что, хотел напасть на меня?
Ты увидел изнанку, а это значит, что существа изнанки теперь тоже видят тебя.
Это опасно для меня?
Не думаю. Это существо решило, что может тобой поживиться, но теперь все такие твари знают, что с тобой лучше не связываться. Благодаря нам. И кот прищурился на Улафа так, что это сильно смахивало на довольную улыбку.
А если они нападут, пока я сплю?
Если ты спишь, то ты их не видишь. А значит, они не видят тебя. И вообще, меньше думай об этом. Ты под защитой.
И кот кивнул на левое плечо мальчика.
Ты видишь моего друга? – Улафу опять настал черёд удивляться.
Кот прекратил вылизываться и залез к нему на руки.
Мы, кошки, много чего видим, туманно изрёк он, устраиваясь поудобнее. Давай, зови сестру.
- Как? – мальчик даже не заметил, что произнёс это вслух.
Ооо, протянул Бьёт В Нос. Всему тебя надо учить, прямо как дитя малое.
Я и есть дитя малое, обиделся Улле.
Я в твои годы… А впрочем, ладно, передумал кот. Цепляйся за подкладку, тянись к сестре, и показывай, что ты здесь.
Улаф попробовал. Вот так, спросил он кота.
Ага, зевнул рыжий зверь. Теперь подёргивай потихоньку, и нить выведет её к нам.
Так они просидели несколько минут.
- Улле! Братик! – раздалось неподалёку.
Из-за дома появилась растрёпанная Рике. Глаза у неё припухли от слёз.
<Вот теперь и мне пора, - буркнул кот. - Ещё увидимся>.
И он исчез в кустах.
Старшая сестра бросилась к мальчику, смеясь и плача от облегчения.
А Улаф скользнул в свой цветной тканевый мир, даже не узнав, что ещё никогда с «момента молнии» он не был настолько близко к возвращению в мир прежний.

(Продолжение следует).

Recent Posts from This Journal

Почему-то не ставится лайк к этому посту. Интересная ассоциация "Бьет В Нос = рыжий кот")))