маг

КРИКИ И ШЁПОТЫ


Море дышало, волнуясь.
Свинцовые волны шумно разбивались о гранит набережной, оставляя на прибрежных валунах клочья пены.
Черные реки текли по небу, изливаясь на улицы потоками нефти и мрака. Среди бела дня казалось, что настала ночь. Мрак затапливал окна и подъезды нарядных домов. Из нефти вставали фигуры людей, черные, безликие. Чернота вспыхивала в домах жадным быстрым огнем, пожирая людей и здания. Люди тонули во мраке беззвучно, разевая рты. Все перекрывал шум моря.
Под поверхностью воды обозначилось движение. В волнах что-то двигалось к берегу, огромное, быстрое.
С плеском, похожим на грохот взлетающей ракеты, на набережную из моря выскочил молодой мужчина, голый по пояс гигант в камуфляжных штанах. Он возвышался над разноцветными домами на набережной, как медведь возвышался бы над коробками с рождественскими подарками. Длинные черные волосы гиганта рассыпались по плечам, торс покрывали татуировки – руны, свастики, орнаменты. В полубезумных глазах горел веселый интерес. Огни пожаров бросали блики на его мокрую кожу.
Мрак хлынул к нему по улицам Тролльхавена. Черные фигуры пытались карабкаться по его ногам. Гигант нагнулся и зачерпнул мрак ладонью. Его резкий смех разнесся громом над окрестными скалами. Он влил себе в рот пригоршню тьмы и плотоядно облизнулся.
Вслед за ним из моря на берег выходили и строились на берегу крепкие парни обычного роста, кто в форме военного образца, кто в охотничьих куртках, кто в джинсах и косухах. Шеренга за шеренгой море изрыгало из себя обритых наголо молодцев с квадратными челюстями. Над головами этого воинства вскинулись в небо красные флаги с белым кругом в центре. В кругу красовалась черная голова добермана.
— Линкс! – рявкнул гигант.
— Линкс! – отозвалось воинство.
Мерным шагом шеренги двинулись в город. Черные фигуры отступали, прятались. Мрак откатывался.
Гигант завыл по-волчьи. Обеими руками он вцепился в черные реки. Те рвались, налипая ему на пальцы, как паутина. С неба в прорехи полился серый дневной свет.
На холмах и скалах вокруг города застучали барабаны. Скалы гудели от ритмичного рокота.
— Торррр! – прокричал великан. – Дай мне молот!!!
В его правой руке вспыхнули молнии. Он сжал их в кулаке и размахнулся.
Мощный удар сотряс небо и землю.
Призрачный молот, сотканный из света, тумана и молний, ударил по городу. И еще раз, и еще.
Гигант и его войска взревели.
Все тряслось.
С окрестных гор в небо взвились полосы белого дыма.
На опустевшей набережной невесть откуда появилась маленькая фигурка. Девочка в джинсах и красной куртке, светлые волосы собраны в хвост.
— Прекрати! – крикнула она тонким голоском.
Вокруг великана воцарилась тишина.
— Прочь! – рыкнул он.
— Сам прочь! Убирайся! – храбро ответила девочка.
Гигант в нерешительности замер.
— Я пришел защитить свою землю, – пророкотал он.
— Защитил? Теперь уходи!
— Ну нет! – Молот в руке гиганта заходил ходуном. – Я должен отомстить! Веселье только началось!
— Почему вы такие глупые? – отчаянно крикнула девочка. – Вы навлечете на нас гнев Отца!
— Ерунда! Он на нашей стороне!
Великан отвернулся от девочки и направился в город. Его собеседница осталась одна на набережной. Было видно, что девочка растеряна.
— Помоги мне! – умоляюще крикнула она в пространство. – Их надо остановить!..
Небо, и без того яркое, залил слепящий свет. Перевалив через окрестные горы и холмы, на город ринулась масса кипящей лавы, все убыстряя свое движение. Окраины вспыхнули.
Скоро станет поздно, подумала Илзе. Сколько же у нас осталось времени?
— Кто ты? – закричала она.
Девочка увидела Илзе. Глаза ее распахнулись.
— Эррика! – каркнула девочка. – Эррика! Тьорре!..
Илзе открыла глаза. Смятые простыни и наволочка пропитались потом. В комнату лился слабый утренний свет.
На спинке кровати перебирал лапами взъерошенный черный ворон.
— Тьорре! – каркнул он еще раз.
Увидев, что Илзе проснулась, ворон перелетел со спинки кровати на прикроватную тумбочку.
— Добррое утрро, – проскрипел он над ухом хозяйки. Протянув клюв, птица легонько взяла в него седую прядь Илзе, и потянула на себя. – Оррешки? Аррахис?
— Арахис? – переспросила Илзе, отводя назойливый клюв рукой. Сердце бухало паровым молотом. – Пошел ты на хрен, Арахис…

Алекс Гарр
"КОШКИ НЕ ВСЕГДА МОЛЧАТ"

Recent Posts from This Journal